Прерванный полет Гарри Пауэрса

В 1960 году над СССР был сбит самолет американского шпиона Пауэрса. Хотя власти США вначале не признавали присутствия собственного шпиона на территории другого государства, после предъявления Советами неоспоримых доказательств шпионской деятельности (фотооборудование на борту самолета, показания пилота), американцы все же признали — Пауэрс действительно занимался шпионажем…

 

Шпионаж: агент Пауэрс

1 мая 1960 года на Красной площади в Москве проходил парад советских войск. Генеральный секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев заметно нервничал, к нему время от времени подходил и рапортовал военный. Выслушав очередное донесение, Хрущев вдруг сдернул с головы шляпу и широко улыбнулся, его настроение явно поднялось. Только 5 мая, выступая с докладом на открывшейся в Москве сессии Верховного Совета СССР, Хрущев сообщил, что 1 мая 1960 года ракетой ЗРК С-75 в районе деревни Поварня под Свердловском (сегодня Екатеринбург) был сбит американский высотный самолет-разведчик «Локхид» U-2, ведомый летчиком Гэрри Пауэрсом.

Ранее такие самолеты считались неуязвимыми, так как могли совершать полеты на высоте более 21 километра, недоступной для тогдашних истребителей. В США поначалу факт умышленного нарушения границ СССР пытались отрицать, президент Дуайт Эйзенхауэр даже сделал официальное заявление о том, что никакой шпионской миссии не было и в помине, а пилот просто заблудился, выполняя облет приграничных с СССР территорий. Однако советской стороной были представлены неопровержимые доказательства – разведывательная фотоаппаратура, снятая с самолета, и показания самого летчика Гэрри Паэурса. Разразился огромный политический скандал, были отменены официальные визиты Хрущева в США и ответный Эйзенхауэра в СССР. Сорвалось парижское совещание руководителей четырех великих держав – СССР, США, Франции и Великобритании.

Через неделю после происшествия был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями отличившихся при уничтожении самолета и задержании шпиона. Ордена Красного Знамени были удостоены М. Воронов, Н. Шелудько и С. Сафронов. Первые двое – ракетчики, третий – летчик, награжденный посмертно. Описываемый случай шпионских полетов над территорией СССР был не первым и не единственным.

Читайте также: Классика шпионажа: операция «Златоуст»

Известно, что еще 4 июля 1956 года самолетом U-2 был совершен первый пробный полет над СССР. Стартовав с американской авиабазы в Дисбадене, которая располагалась на территории тогдашней ФРГ, он произвел полет над районами Москвы, Ленинграда и Балтийского побережья. В отчете было указано, что полет был удачен. Самолету удалось пролететь над двумя наиболее серьезно обороняемыми районами в мире, а советская система ПВО не открыла огня. Детальные фотографии, выполненные аппаратурой самолета, поражали качеством изображения, можно было разглядеть хвостовые номера на бомбардировщиках.

В июле того же года было проведено несколько разведывательных полетов над СССР на высоте свыше 20 километров. Результатом разведки являлись данные по местонахождению аэродромов истребителей-перехватчиков, позиций зенитной артиллерии, радиолокационных станций, были вскрыты многие элементы системы советской ПВО, принципы ее действия. Были запечатлены и другие важные оборонные объекты СССР, например, базы Военно-Морского флота. Советскими ПВО были зафиксированы факты вторжения самолетов в воздушное пространство СССР, и 10 июля правительство СССР направило ноту с требованием прекратить провокационные полеты, в которой охарактеризовало эти нарушения как «преднамеренное действие определенных кругов США, рассчитанное на обострение отношений между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки.

На какое-то время полеты над СССР были прекращены. Но желание получать новые разведданные было настолько велико, что полеты возобновились и в период 1957-1959 годов. Над СССР было проведено около 30 полетов, для которых использовались авиабазы в упоминаемом Дисбадене, Инджирлик (Турция), Атсу (Япония), Пешаваре (Пакистан).

Полет Пауэрса

1 мая 1960 года Френсис Гарри Паэурс на пилотируемом им самолете U-2 стартовал с военно-воздушной базы в Пешаваре для выполнения разведывательного полёта над СССР. Задание состояло в фотосъёмке военных и промышленных объектов Советского Союза и записи сигналов советских радиолокационных станций. Маршрут полёта, начавшись на базе в Пешаваре, пройдя над территорией Афганистана, должен был пересечь территорию СССР с юга на север на высоте 20 км по маршруту Аральское море — Свердловск — Киров — Архангельск — Мурманск и завершиться на военной авиабазе в норвежском Буде. Пересечение советской границы U-2 Пауэрса произошло в 5:36 по московскому времени на высоте 20 км на участке недалеко от г. Кировабада Таджикской ССР. Рисунок Полёт шёл нормально, и никаких казусов не ожидалось. Американская разведка не знала, что к этому времени на смену устаревшей системы радиолокации в ПВО СССР пришла новая, которая смогла засечь самолет-шпион еще над Афганистаном. Комплексы С-75 были развернуты для прикрытия секретных ядерных объектов на Урале. Но всевозможные шероховатости, известные при работе с любой новой техникой, а также первомайские выходные дни для большинства летчиков и зенитчиков, стали причиной того, что самолету удалось безнаказанно долететь до Свердловской области. А уж тут надо было срочно сбивать самолет, т.к. современных систем еще не хватало для покрытия всего воздушного пространства СССР, и за пределами этой области начиналась «слепая» зона. Нужно отметить, что в тот период времени шла нешуточная борьба за приоритет кому называться основным родом войск — зенитным ракетным частям или истребительной авиации? В районе Аральского моря, недалеко от космодрома Байконур, были подняты в воздух истребители, но в районе полета нарушителя не оказалось таковых, которые могли бы подняться на «потолок» Пауэрса, и авиаторы оказались где-то далеко внизу и вскоре отстали. При приближении самолета Пауэрса к Уралу, всем советским военным и гражданским воздушным суднам в данной зоне была дана команда «ковер», по которой они были посажены на ближайшие аэродромы. Войска ПВО отчитались, что в воздухе своей авиации нет, и теперь задача по уничтожению нарушителя возлагалась на зенитные ракеты.

Всего по самолету-нарушителю было выпущено семь ракет. Первая из них, выпущенная зенитным дивизионом под командованием майора М. Воронова, попала в заднюю часть самолета U-2, разрушив двигатель, хвостовую часть и оторвав крыло. Любопытно, что ракета была выпущена уже вне зоны эффективного поражения целей при стрельбе вдогонку, именно это, скорее всего, позволило американскому летчику остаться в живых. Машина начала неуправляемое падение с 20-километровой высоты. Пилот не воспользовался возможностью катапультироваться, а просто покинул самолет, перевалившись через борт. Есть две версии, почему он это сделал. По одной из них, после взрыва летчик оказался зажат между креслом и приборной панелью, и при катапультировании ему бы неизбежно оторвало ноги. По второй, он скорее всего знал, что в самолет заложено взрывное устройство, которое обязательно должно сработать при катапультировании пилота и которое позже было найдено в обломках самолета.

Падающий и более неуправляемый U-2 по-прежнему был виден на радарах, и на высоте 10 км вошел в зону поражения следующего ракетного дивизиона, которым командовал капитан Н. Шелудько, где его настигли еще три ракеты. К сожалению, еще три ракеты достались истребителю МиГ-19, пилотируемому старшим лейтенантом С. Сафроновым, что привело к его гибели. Архивы умалчивают, кто именно отдал приказ подняться в воздух двойке истребителей при работе зенитных батарей. Ведущий пары «мигов» капитан Айвазян, который следовал впереди, заметив пуск ракет с земли, мгновенно сориентировался и выполнил противоракетный маневр-ушел в пике на малую высоту. А вот ведомый старший лейтенант Сафронов не успел… А Пауэрс благополучно спустился с высоты на совхозное поле и, задержанный местным шофером-фронтовиком, был отправлен в местный райцентр, ну а затем и в Москву. Для случая возможного захвата в плен, у летчика была возможность покончить с жизнью с помощью специальной отравленной иглы, которая гарантировала гибель от удушья в течение 5 минут, но вероятно он справедливо рассудил, что собственная жизнь дороже всех секретов.

Обломки самолета Пауэрса в Центральном музее вооруженных сил

Следствие над шпионом Пауэрсом С самого начала Пауэрс согласился сотрудничать со следствием, откровенно отвечая на все вопросы. Это дало ему возможность иметь приличные условия проживания и питания в камере на Лубянке, цивилизованные методы ведения следствия. Следователь Михайлов, который вел допросы летчика, отзывался о нём весьма положительно, отмечая, что Пауэрс был человек не очень эрудированный, но технически неплохо подкованный, представлявший собой образ среднего американца с отличными профессиональными навыками летчика.

Судебный процесс над Пауэрсом

17 августа 1960 года начался суд над Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Удивительно, но он был максимально честный и, в то же время, гуманный. Обвинителем выступал знаменитый Роман Руденко, участник Нюрнбергского процесса. Учитывая и добровольное признание подсудимого, и его примерное поведение, и, наконец, незнание всей информации, обвинение потребовало не расстрел, как следовало ожидать, а всего 15 лет заключения. По решению Военной коллегии Верховного суда СССР Гэрри Паэурс был приговорен к 10 годам лишения свободы с отбыванием первых трёх лет в тюрьме.

Читайте также: Тегеранская конференция 1943 г.

21 месяц Пауэрса содержали во Владимирском централе. Интересно, что его соседом по камере был легендарный генерал разведки Павел Судоплатов. Первое время Пауэрс даже впал в депрессию, понятно, что было от чего. Из нее шпиона вывели врачи и за два года он даже поправился. Судьба явно была благосклонна к Пауэрсу. Советское руководство решило обменять его на своего узника в американской тюрьме. Еще в 1957 году в Америке был арестован советский разведчик-нелегал Рудольф Иванович Абель, настоящее имя Вильям Генрихович Фишер. Он с 1948 года работал в США, но был предан своим радистом –связником Хейханеном и сдан американским властям. Во время следствия он категорически отрицал свою причастность к советской разведке, позже отказался от дачи показаний в суде. Никакие уговоры и угрозы сотрудников американских спецслужб не смогли склонить его к сотрудничеству. Американский суд приговорил Абеля к 32 годам тюремного заключения.

Рудольф Иванович Абель

 

Возвращение Пауэрса в США

И вот 10 февраля 1962 года на мосту Альт Глинике между Западным и Восточным Берлином состоялся обмен этими двумя узниками. Очевидец этого события, адвокат Абеля Донован, вспоминал в своей книге, что Пауэрса передали американцам одетым в хорошее пальто, в зимней пыжиковой шапке, здоровым и откормленным, да еще с чемоданом в руках. Рудольф Иванович Абель, несмотря на мороз, был только в каком-то легоньком плащике, кепочке заключенного и выглядел «худым, усталым и сильно постаревшим».

Передача узников

По возвращению на родину, Паэурс оказался под следствием. Руководство ЦРУ выдвинуло обвинение против пилота. Поскольку Паэурс не уничтожил самолет в воздухе после попадания ракеты, не покончил с собой с помощью отравленной иглы, не воспользовался согласно инструкции катапультируемым креслом, то вероятно он раскрыл русским секретные сведения. Однако буквально через месяц Сенат США снял с пилота все подозрения. На протяжении нескольких лет Пауэрс работал в фирме «Локхид Мартин» летчиком-испытателем. С 1972 года был пилотом вертолета в агентстве радиотелевизионных новостей в Лос-Анджелесе. 1 августа 1977 года, пилотируя вертолет, он погиб вместе с оператором телекомпании в авиакатастрофе, возвращаясь со съемок тушения пожара в окрестностях Санта-Барбары.

Шпион Фрэнсис Гэри Пауэрс

Похоронен на Арлингтонском кладбище в пригороде Вашингтона. Несмотря на неудачу своего разведывательного полета на U-2, сделавшего его знаменитым, за него Фрэнсис Гэри Пауэрс был награжден посмертно Серебрянной медалью. А так же медалью военнопленного, Памятной медалью национальной обороны и Крестом за выдающиеся летные заслуги. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *