Убийство семьи Романовых

Представители царского дома Романовых по неумолимой логике событий оказались раздавленными колесницей гражданской войны. Однако никакая высокая революционная цель не может служить оправданием той жестокости и совершенно иезуитских способов ее достижения.

 



Убийство семьи Романовых



Избранное

Династия Романовых. Неизбежный конец.

На фоне бурно развивавшихся событий в послереволюционной России трагическая судьба представителей дома Романовых осталась в основном в тени. Династия Романовых, олицетворявшая собой в общественном мнении реакционные силы старого мира, стала политическим заложником в военном противостоянии двух непримиримых лагерей на переломном рубеже истории России.

Представители царского дома Романовых по неумолимой логике событий оказались раздавленными колесницей гражданской войны. Однако никакая высокая революционная цель не может служить оправданием той жестокости и совершенно иезуитских способов ее достижения.

romanovi6

Июнь 1918 года, г. Пермь. Великий князь Михаил Александрович (40 лет)

После февральской революции родной брат российского императора Николая II жил в так называемом Гатчинском дворце, где в последствии осенью 1917 года и был помещён под домашний арест. В марте 1918 года по решению Совета депутатов Гатчины в связи с ухудшением положения на немецком фронте Великий князь и его окружение были арестованы и доставлены в ЧК Петрограда.

Читайте также: Тайна убийства Царской Семьи

На заседании Малого Совнаркома 9 марта было принято решение о высылке Михаила Александровича и других арестованных в Пермскую губернию. Вместе с Михаилом Александровичем высылке подвергся его секретарь Б. Джонсон и добровольно отправились личный камердинер В. Ф. Челышев и шофёр П. Я. Борунов.

romanovi10

Великий князь Михаил Александрович и его секретарь Б.Джонсон в г. Пермь в апреле 1918 года.

Поначалу их разместили в гостиннице г. Пермь без существенного ограничения свободы, но при вступлении в должность нового начальника городской милиции режим был существенно ужесточён. В мае 1918 года на Урале положение советской власти сильно пошатнулось. Население было сильно недовольно гонениями большевиков на церковь и изъятием церковных ценностей, обложением огромным налогом состоятельной части населения, обещанием репрессий по отношению к неплательщикам, попытками учета запасов продовольствия и отбиранием так называемых излишков у имущих.

Рабочие, чья трудовая деятельность и соответственно заработки стали проблематичными из-за проведения большевиками политики военного коммунизма, тоже проявляли недовольство. К тому же в мае 1918 года началось восстание Чехословацкого корпуса на Транссибирской магистрали, которое привело к практически полной остановке железнодорожного сообщения с востоком страны .Это способствовало к скоплению в Перми огромного количества пассажиров, не имеющих возможности следовать дальше на восток, среди них было значительно много как офицеров так и просто сторонников белого движения. Присутствие в городе великого князя сильно привлекало внимание жителей Перми, которые воспринимали его как будущего кандидата на царский трон. Надзор за Михаилом Александровичем и его окружением перешел к Пермской ЧК.

Читайте также: Убивал ли Иоанн Грозный своего сына?

Никаких данных о контрреволюционных действиях великого князя в ЧК не поступало, но сам его образ жизни сильно раздражал большевиков — его прогулки, музицирование, встречи с разными людьми. Романов имел возможность тайно скрыться, но не хотел подвергать опасности других арестованных родственников. Идея тайного убийства Михаила Александровича принадлежала Иванченко В. А., начальнику пермской милиции, который понимая трудность охраны Великого князя в упоминаемых уже сложных условиях и ввиду возможного побега последнего, решил вообще избавиться от Романова М.А.

Поскольку поддержки в губисполкоме он не получил, то решил действовать тайно. К разработке операции были привлечены Мясников Г.И., член окружного комитета РСДРП (б) и зам.председателя Пермской ГубЧК, и Марков А.В., член Пермской ГубЧК. В связи со сложностью замысла позже к ним присоединились Колпащиков И.Ф., рабочий, и Жужгов Н.В., тогда помощник начальника милиции г. Мотовилихи и член Пермской ГубЧК.

Заговорщики придумали такой план: они явятся поздно вечером в гостинницу к великому князю, предъявят фиктивный ордер на арест и потребуют следовать к якобы новому месту ссылки. Это должно было быть похоже на то, что собственные сторонники монархической персоны его и похитили. Непосредственно для проведения операции еще были привлечены Дрокин В. А., помощник начальника Пермской милиции, Малков П.И., член городского комитета РСДРП (б) Перми, Новоселов И. Г., мотовилинский милиционер, и Сорокин В. А., председатель Пермского губернского исполнительного комитета.

romanovi11

Фотография на память после совершения злодеяния.
Слева направо: А. В. Марков, И. Ф. Колпащиков, Г. И. Мясников, В. А. Иванченко, Н. В. Жужгов

12 июня 1918 года около 23 часов сообщники прибыли к гостиннице, где квартировал великий князь. Визит прошел не очень гладко, события стали разворачиваться неблагоприятно для похитителей и было привлечено внимание постояльцев других номеров, а также шофера и камердинера. Но применив силу, Михаила Александровича и его секретаря Джонсона вывели на улицу и усадили в разные фаэтоны. Процессия направилась в сторону Мотовилихи , где примерно в семи километрах от города свернула прямо в лес.

Читайте также: Кто на самом деле стрелял в Ленина?

Удалившись от дороги где-то на 100 метров фаэтоны остановились. По команде пассажиры стали выходить из повозок и сразу попали под пули убийц. Сначала выстрелом Маркова в висок был убит Джонсон. В Михаила Александровича стреляли из пистолетов и револьверов Жужгов, Плешков, Новосёлов, Колпащиков и Марков.

Марков вспоминал, что уже будучи раненым и не имея сомнений в собственной судьбе, Михаил Александрович просил разрешения проститься с давним товарищем и секретарем. Поскольку время шло к рассвету, участники преступления укрыли трупы под слоем хвороста и уехали с места убийства, для того чтоб вернуться закопать трупы. Это следующей ночью сделали Жужгов и Новосёлов. Вещи убитых были разделены между участниками преступления, исполнителями и организаторами похищения и убийства. В частности, Иванченко получил золотые часы с надписью на одной из крышек «Михаил Романов».

Сразу после «исчезновения» Михаила Романова и его секретаря была развернута широкая кампания по дезинформации для сокрытия истинных обстоятельств произошедшего и обоснования необходимости ликвидации прочих Романовых. Была представлена версия об организованном приверженцами монархии побеге великого князя. Центральные и местные газеты с разными долями фантазии писали и о «побеге» и о «похищении» Михаила Романова. На страницах этих же газет называли ложными слухи о расстреле семьи Николая Второго, предлагая читателям думать о возможном побеге и бывшего царя с семейством.

Дезинформация сослужила властям плохую службу, т.к. фигура сбежавшего Великого князя Михаила сплотила вокруг себя антибольшевитские силы. Чтоб развеять слухи о якобы появляющемся то тут то там Михаиле Александровиче и было принято весьма абсурдное решение «найти и арестовать» его, о чем должна была появиться информация в газетах. Но в последний момент решение это было отменено и полосы газет от 18 сентября 1918 года пестрели белыми пятнами снятых сообщений.

Читайте также: Тайна мавзолея Ленина

Но накладка все-таки случилась. Известно что из Москвы в Киев была направлена телеграмма РОСТА : «Пермь, 18 сентября. В 10 верстах от Чусовского завода агентом Пермского губчрезкома задержаны Михаил Романов и его секретарь. Они препровождены в Пермь».

Версия советских властей о похищенном и пропавшем без вести Великом князе Михаиле существовала до 1923 года. В этом году Мельгунов С.П. издал работу «Красный террор в России», в которой убийцей прямо был указан Мясников Г.И. Основанием этого было личное упоминание последнего о его причастности к страшным событиям в опубликованной брошюре полемики с Лениным, которую и прочитал историк Мельгунов.

Так стала известна участь Михаила Александровича. Фальсификация материалов расследования Пермской губЧК похищения Великого князя послужила основанием для репрессий не только по отношению к членам Императорского Дома и лиц из их окружения. В Перми после «бегства» Михаила Александровича губЧК взяла в заложники десятки лиц из представителей пермской буржуазии, интеллигенции, священников, бывших имперских государственных служащих.

Все они были расстреляны: 11 сентября 1918 года газета «Известия Пермского губисполкома» опубликовала список из 42 расстрелянных заложников. Приговор им вынесли те же чекисты что убили Михаила Александровича и которые знали, что казнят заведомо невинных людей. В разное время и по разным поводам четверо участников убийства оставили о нём свои воспоминания, сохранившиеся в архивах. Эти воспоминания, отличающиеся в мелких деталях в целом дают одну и ту же картину, что позволяет не сомневаться в ее истинности.

Так Марков А.В. 15 февраля 1924 года оставил записку, в которой изложил причины произошедшего и описал, как происходило само «изъятие из обращения путём похищения». А Новосёлов И.Г., опасаясь что славу убийцы присвоят другие. 3 августа 1928 года направил в газету «Правда» письмо, где утверждал, что это именно он, Новосёлов, совместно с Жужговым и убил Михаила Александровича, а оставшиеся — Марков, Иванченко и Колпащиков — убили Джонсона. Г. И. Мясников уже будучи эмигрантом написал политический памфлет «Философия убийства, или Почему и как я убил Михаила Романова». В нём он подробно описал обстоятельства убийства «падали истории, Михаила», ставля себе в заслугу как идею самого похищения и убийства, так и разработку всех деталей операции. Ну а Малков П.И.в автобиографии, написанной 13 октября 1954 года писал, что в марте 1918 года по поручению Пермского городского комитета партии большевиков был организатором похищения из номеров гостиницы Михаила Романова (брата Николая II) и его расстрела.

Отношение историков к вопросу о причастности центральных советских властей к описываемому преступлению двоякое. Например Йоффе Г.З. высказал предположение, что убийцами двигало лишь желание завладеть ценностями великого князя. А историк Мельгунов С. П., не сомневаясь в том что это была тщательно спланированная чекистами операция, тем не менее допускает что убийство Михаила Романова было инициативой местных большевиков. А в 2008 году биограф великого князя Хрусталев В.М. настаивал что убийство Михаила Александровича было первым в разработанном высшем советским руководством плане по уничтожению всех представителей царского дома Романовых. Именно с этой целью они и были сосланы на Урал. Историк уверен, что в лице Свердлова Я.М. центральные власти были в курсе о всех деталях акции непосредственно от исполнителей, поскольку после ответов на запросы из Москвы и Екатеринбурга никто не понес никакого наказания за убийство.

Читайте также: Классика шпионажа: операция «Златоуст»

Разыскать останки Михаила Романова и Джонсона до сих пор не удалось.

romanovi8

Великий князь Сергей Михайлович

romanovi2

 Княгиня Елизавета Федоровна

 

romanovi4

Великий князь Иоанн Константинович

romanovi5

Великий князь Константин Константинович

 

romanovi3

Великий князь Игорь Константинович

 

romanovi7

Князь Палей Владимир Павлович

Дальнейшие убийства Романовых

Сценарий, апробированный в Перми, во многом был повторен применительно к «алапаевским узникам» в ночь с 17 на 18 июля 1918 года. Существует комплект документов, названных «Дело прокурора Екатеринбургского Окружного суда Иорданского об убийстве великих князей». Прокурором Иорданским, осуществлявшим надзор за следствием по делу царской семьи в 1918—1919 годах, были вывезены документы из Екатеринбурга, позднее в Семипалатинске прокурор был арестован и расстрелян. Информация, извлеченная из этого дела, дополненная другими материалами позволила судить о последнем периоде жизни и гибели Романовых в Алапаевске.

Как же оказались в Алапаевске великие князья? 28 марта 1918 года в «Известиях Пермского Губисполкома» указывалось : «Москва. 26 марта. Совет комиссаров Петроградской трудовой коммуны постановил: членов бывшей династии Романовых выслать из Петрограда и его окрестностей, впредь до особого распоряжения, с определением места жительства в пределах Вологодской, Вятской, Пермской губерний».

Читайте также: Убийство Сергея Есенина

Весна 1918 года характеризуется постоянной передислокацией по Уралу Романовых, высланных из Петрограда. Их передвижение тщательно контролировалось властями Екатеринбурга, в свою очередь контролируемых из Петрограда, а затем и Москвы.

Просьба великого князя Сергея Михайловича о выборе места высылки с менее резким климатом в связи с состоянием здоровья была отклонена. Также из Петрограда была выслана настоятельница Марфо-Мариининского монастыря Елизавета Федоровна, вдова убиенного террористом Каляевым великого князя Сергея Александровича и родная сестра императрицы Александры Федоровны. Княгиня Палей пыталась вырвать сына Владимира из лап ЧК приводя в качестве довода, что сын не носит фамилию Романов. Урицкий лично вызвал Владимира Павловича и потребовал того отречься и от отца и от всей династии Романовых, но ответ Владимира был очевиден и его выслали как и трех сыновей великого князя Константина: Иоанна, Константина и Игоря.

В середине мая, в Екатеринбурге оказались почти все сосланные на Урал Романовы, областной Совет решил их «рассредоточить» , отправив часть членов императорской фамилии в Алапаевск. Об уведомлении царственных лиц о перемещении свидетельствует сохранившийся в архивах автограф подлинных росписей: «Постановление областного Совета нам объявлено, и мы, нижеподписавшиеся, обязуемся быть готовыми к 9-30 часа утра для отправки на вокзал в сопровождении члена Уральской областной чрезвычайной комиссии 19 мая 1918 года. Елизавета Федоровна, настоятельница Марфо-Мариинской обители милосердия. Князь Иоанн Константинович. Княгиня Елена Петровна. Князь Константин Константинович. Князь Игорь Константинович. Князь Владимир Палей. Сергей Михайлович Романов».

20 июня 1918 года все расписавшиеся оказались в г. Алапаевске. Как и у Михаила Романова поначалу жизнь алапаевских ссыльных была нормальной. По свидетельству А.Кривовой, служанки, все великие князья помещались в здании так называемой Напольной школы, расположенной на окраине города Алапаевска.

Поначалу им была предоставлена свобода, они могли ходить по городу и гулять в поле. Где-то через месяц явились комиссар Кучнаков и Ефим Соловьев, заявившие что в связи с побегом из Перми великого князя Михаила Александровича контроль будет ужесточен.

После этого наступила резкая перемена в условиях жизни: прогулки были прекращены, доставка провизии была ограничена до крайности, стали проводиться внезапные обыски, отношение к ссыльным со стороны стражи сделалось грубым и резким. Кроме того, у всех были отобраны деньги. Тогда же было приказано выехать из Алапаевска лакеям великих князей и монахиням, состоявшим при Елизавете Федоровне. Тогда же уехала в Екатеринбург супруга великого князя Иоанна Константиновича.

О трагических событиях в июле 1918 года в Алапаевске стало известно из проводимого расследования колчаковскими следователями сначала Сергеевым И.А., а потом и заменившим его Соколовым Н.А.

Важнейшие показания Сергееву дали: 25 октября 1918 года Александра Кривова, а в дальнейшем допрошенный с 11 по 29 декабря Петр Константинович Старцев. Из показаний А. Кривовой следовало, что числа 10-11 июля в дом к великим князьям приехали шесть человек каких-то большевиков в штатском платье. Они были вооружены винтовками и револьверами. С большевиками пришли и четыре комиссара, среди которых свидетельница опознала Щупова и Петра Старцева. Все они описали принадлежавшие великим князьям вещи и объявили, что повезут тех в Синячихинскии завод, что находился в 14 верстах от Алапаевска, около 11 вечера.На другой день от торговца , который поставлял ссыльным продукты, она услышала, что великих князей расстреляли.

Допрошенный в декабре Старцев П.К. рассказал следующее: Смольников объявил князьям что их повезут на дачу. Каждый из apeстованных сел в повозки по одному в сопровождении с прибывшими. Так Старцев вспомнил, что с великим князем Сергеем Михаиловичем поехал Григории Абрамов, с Палеем Петр Зырянов, с князем Иоанном Константиновичем Владимир Спиридонов. После увоза князей, вспоминает Старцев, он пробыл в помещении школы около трех часов, а потом, не заходя домой, прошел в помещение Совета, причем там уже застал вернувшегося из поездки Смольникова, который при нем дежурному милиционеру бросил такую фразу: «Наконец-то успокоились». Затем по приказанию Смольникова были вызваны красноармейцы, сам же он (Смольников), выбежав на улицу, произвел выстрел в воздух. Это послужило сигналом к поднятию тревоги, и красноармейцы были отправлены «для отражения нападения белогвардейцев».

После этого было объявлено, что князей похитили «белогвардейцы». С пустя несколько дней, когда уже становилось ясно, что князей убили, его и других рядовых деятелей предупредили, чтобы они не говорили правды об увозе князей. Впоследствии Маслов И.Д. лично говорил ему, Старцеву, что «он за князьями спустил в шахту бомбу». Из намеков и полупризнаний других участников убийства, сделанных впоследствии, он пришел к заключению, что убийство было совершено по распоряжению областного Совета.

А здесь опять вступила в силу дезинформация. После увоза великих князей 18 июля было вывешено в Алапаевске объявление о том, что князья похищены «бандой белогвардейцев», с которой «доблестные войска» Красной Армии вступили в перестрелку, в резу льтате которой один из них был убит, а двое красноармейцев легко ранены, и что всем князьям удалось бесследно скрыться.

Свое объявление большевики инсценировали, притащив к Напольной школе труп какого-то австрийца, который, как оказалось, находился в мертвецкой за некоторое время до проишествия. Советская газета «Голос Кунгурского Совета К . Р и С. Д.» (Пермской губернии) 25 июля 1918 года поместила заметку «Бегство бывших великих князей из Алапаевска», в которой сообщалось:

«Из Алапаевска получена следующая телеграмма: «18 июля утром банда неизвестных вооруженных людей напала на школу, где помещались великие князья. Во время перестрелки один бандит убит и, видимо, есть раненые. Князьям с прислугой удалось бежать в неизвестном направлении. Когда прибыл отряд красноармейцев, бандиты бежали по направлению к лесу. Задержать не удалось. Розыски продолжаются. Алапаевскнй Исполком».

Читайте также: Тегеранская конференция 1943 г.

Представленные выше данные достаточно полно отражают ход событий по официальной версии. Все происходит так же, как и в Перми: таинственное бегство, информация о нем в газетах, безуспешные поиски. Отметим, что до прихода белых в Алапаевск (28 сенября 1918 года ), так же как и в Перми (захвачена в декабре 1918г.), времени для прояснения обстоятельств «бегства» было более чем достаточно, но «беглецов», понятно, никто не искал. Следствие шло весь ноябрь и декабрь, только под Новый Год Сергеев вернулся в Екатеринбург. Собранные им детали «похищения» разнообразны, по ним видно, что сама по себе операция по имитированию «бегства» великих князей проводилась таким образом, чтобы внушить местным жителям, что побег действительно был.

В 1932 году по поступившему доносу в Алапаевске органами ОГПУ был арестован некто Мальшиков Т.П. Именно он и нашел в начале октября 1918 года шахту, где позже и были обнаружены тела погибших. Бывший телеграфный служащий, ставший, «милиционером» при белых, он оказался прирожденным сыщиком. Выполняя поручения «военных властей». Мальшиков рассуждал просто: великих князей вывезли по дороге на ближайшие Верхний и Нижний Синячихинские заводы. Но, поскольку туда их не привезли, то искать место захоронения следует по направлению дороги.

Помог, как часто случается, невольный свидетель. Им оказался местный самогонщик Самсонов А., который занимался в ту пору запретным промыслом подальше от чужих глаз, в лесной глуши. Поздней ночью ,возвращаясь с другом в Алапаевск, на дороге они неожиданно для себя наткнулись на обоз «в 10 — 11 коробков, в каждом по два человека, без кучеров на козлах». Место Мальшиковым было найдено — это была шахта.

«Сама шахта расположена в расстоянии 178 шагов от перекрестка двух дорог, ведущих из г. Алапаевска на заводы В. Синячихинскии и Н. Синячихинский; от места пересечения зтих дорог идет малопроезжая дорога, которая и приводит к шахте».

К приезду 25 октября 1918 года Сергеева на место следствия Мальшиков уже достал трупы: 8 октября — служащего Федора Семеновича Ремеза, 9 октября монахини Варвары Яковлевой (она оставалась при Елизавете Федоровне до конца) и князя Палея, 10 октября князей Константина Константиновича, Игоря Константиновича, Иоанна Константиновича, великого князя Сергея Михайловича и великой княгини Елизаветы Федоровны.

Документ далее сухо констатирует: «…26 октября состоялось вскрытие тел покойных, коим установлено, что великие князья умерли от ударов по голове и груди каким-либо твердым тупым орудием или же получили такие повреждения при падении с высоты».

Позднее в документах Н. А. Соколова было отмечено, что при этом убит (выстрелом в голову) был только великий князь Сергей Михайлович. Елизавета Федоровна, родная сестра императрицы Александры Федоровны, Алапаевск увидела второй раз в жизни.

Читайте также: Смерть принцессы Дианы

Накануне первой мировой войны, обьезжая монастыри и церкви Урала, она побывала в Алапаевском соборе. Именно в нем она и была первоначально захоронена после казни и извлечения из шурфа шахты.

Эпилог

В дальнейшем, в условиях обострения гражданской войны (белого и красного террора), такие акции устрашения осуществлялись гораздо проще.

Так, в газетах сообщалось: «Петроград 6 сентября. В «Северной коммуне» опубликован 1-й список заложников, которые будут расстреляны в случае, если будет убит кто-либо из советских работников. Список начинается бывшими великими князьями: Дмитрием Константиновичем, Николаем Михайловичем, Георгием Михайловичем, Павлом Александровичем. Гавриилом Константиновичем».

Первые четверо были расстреляны в Петропавловской крепости в январе 1919 года «в порядке красного террора» и в ответ на «злодейское убийство в Германии товарищей Розы Люксембург и Карла Либкнехта».

Только благодаря вмешательству М Горького удалось избежать печальной участи своих родственников князю Гавриилу Константиновичу Романову. При отступлении белогвардейцев 1 июля 1919 года гробы с телами «алапаевских узников» были вывезены и в августе доставлены в глубокий тыл армии Колчака (о золоте Колчака можете прочесть здесь ), в Читу. В дальнейшем останки великих князей Сергея Михайловича, Иоанна Константиновича, Игоря Константиновича, Константина Константиновича, князя Палея, а также Ремеза Ф. С. были захоронены в склепе храма св. Серафима Саровского при Русской миссии в Пекине.

romanovi9

Гробы же с телами Елизаветы Федоровны Романовой и ее спутницы монахини Варвары Яковлевой были переправлены в Иерусалим, в церковь Марии Магдалины, где и обрели вечный покой.

romanovi1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *