Смерти в космосе

Десятилетиями никто, кроме лиц, непосредственно связанных с космическими исследованиями, не догадывался о том, что время полетов погибло множество советских космонавтов. Они навсегда остались «неизвестными»…

 

Смерть космонавтов на орбите

Выписка из приказа, подписанного министром обороны СССР Р. Я. Малиновским 16 апреля 1961 года:

Гриф «Совершенно секретно». «Семью ст. лейтенанта Бондаренко обеспечить всем необходимым, в чем она нуждается, как семью космонавта, на которую распространяются соответствующие льготы».

Пожар в барокамере

В 1982 году, спустя 12 месяцев после выхода в свет книги «Красная звезда на орбите», ее автор получил oт одного из московских коллег интересную фотографию. На ней А. Леонов держал в руках его книгу, внимательно разглядывая фотографию шести потенциально первых будущих советских космонавтов. Заинтересовавшая его фотография была сделана в мае 1961 года, то есть через несколько недель после полета Ю. Гагарина. Под этой фотографией в книге располагалась более поздняя ее копия, с которой «исчез» один из шести кандидатов в космонавты.

Советские официальные лица, которые занимаются космической программой, приложили много сил, чтобы скрыть некоторые неприятные для них эпизоды и имена нежелательных людей. В этом конкретном случае окончательно скрыть правду не удалось.

Десятилетиями никто, кроме лиц, непосредственно связанных с космическими исследованиями, не знал ничего о Григории Нелюбове. А был он молодым летчиком-реактивщиком. И, по-видимому, должен был стать одним из следующих космонавтов после К. Гакфина. Однако произошел непредвиденный инцидент. Нелюбова и еще двух его товарищей из группы космонавтов задержал военный патруль, когда они возвращались из воскресного увольнения. У них не было документов, необходимых для проезда в зону, кроме того, они были выпившими. Произошла ссора. Всех взяли под стражу, потребовали извинений.

Но Нелюбов отказался извиняться (ведь он космонавт). В результате — рапорт начальству. Его уволили из группы космонавтов и отправили служить в авиацию куда-то на Дальний Восток. В конце концов, он спился и попал под поезд (то ли это был несчастный случай, то ли самоубийство). Его личность «вытравили» из всех списков и со всех фотографий. Еще двух его товарищей-космонавтов постигла аналогичная участь: их отчислили из состава «космонавтов-стажеров», и следы их в дальнейшем полностью потерялись.

Читайте также: Авария на Байконуре

Советы всегда представляли свои космические программы как сплошной успех «без сучка и задоринки». Все всегда шло по плану, все успешно выполнялось… На Западе же были слухи об обратном, еще до публикаций Голованова в прессе. В частности, говорилось даже о том, что в СССР существует отдельная могила для погибших космонавтов. Но на их родине все это категорически отрицалось

В 1986 юду Голованов сообщил в «Известиях» о случае, ког да погиб космонавт Валентин Бондаренко. Это случилось 23 марта 1961 года. Бондаренко было 24 года. Он являлся самым молодым в первой группе космонавтов. В «газете было помещено его фото, сделанное за несколько дней до смерти. Валентин Бондаренко погиб при следующих обстоятельствах… К концу трения а в барокамере после снятия медицинских параметров он отключил датчики и протер места их подключения ватой, смоченной спиртом. Задем небрежно бросил эту вату, и она попала на круг, нагретый электропластинами. Произошла вспышка. В атмосфере камеры, насыщенной ионами кислорода, мгновенно воспламенился весь объем. Вспыхнула одежда космонавта. Дверь камеры открыть не удавалось (из-за разницы давления), а снижение давления заняло несколько минут. От шока и ожогов Бондаренко умер через 8 часов. Похоронен в Харькове. У него остались жена Аня и 5-летний сын Александр.

Информация об этом случае уже давно не была секретом для западных служб и для западной прессы. Еще в 1982 году эмигрант С. Тикин сообщил в одном западногерманском русскоязычном журнале о сгоревшем в барокамере космонавте.

В 1984 году «Martin’s Press» выпустило книгу «Русский доктор», автором которой был эмигрант из СССР хирург Владимир Голяховский. Он тоже описал этот случай, подтверждая, что космонавт умер в Боткинской больнице. Он не смог ему ничем помочь в отделении неотложной медицины. В сообщениях Тикина и Голяховского отсутствовали детали происшествия. Но факт описывался достаточно объективно, многое совпадало. Подробности смерти Бондаренко дал Голованов в апреле 1986 года. В его статье, кроме того, были приведены и другие любопытные факты из советской космонавтики начальной стадии развития.

Оказывается, из двадцати отобранных в марте 1960 года претендентов в финальную группу для первого космического полета вошли только шесть человек. Одного кандидата, Анатолия Карташова, забраковали после того, как у него открылось кожное кровотечение во время тренировок на центрифуге. Другой, Валентин Варламов, повредил шею после глупого случая (неудачно нырнул). Потом, спустя несколько лет, он умер. Еще один — Марс Рафиков — ушел из группы космонавтов по личным мотивам. Еще у одного, Дмитрия Занкина, в 1968 году обнаружили язвенную болезнь. Их фотографии никому незнакомы, потому что не публиковались. Так как обо всем этом отсутствовала какая-либо информация, на Западе распространялись всевозможные слухи, часто преувеличенные и искаженные.

Смерть на орбите

Первые факты заинтересованные в этой теме ислледователи начали собирать с 1972 года. Вскоре они уже знали немало слухов и рассказов. Вот некоторые из них. Так, летчик Ледовских погиб в 1957 году во время суборбитального полета на ракетной базе Капустин Яр в Поволжье. Летчик Шиборин погиб в следующем году подобным же образом. Летчик Митков погиб во время третьей попытки в 1959 году. Неизвестный космонавт остался во Вселенной в мае 1960 года, когда его капсула, выведенная на орбиту, изменила направление полета и ушла в бездну. В сентябре 1960 года другой космонавт (по слухам, Петр Долгов) погиб, когда ракета-носитель взорвалась на стартовой площадке. 4 февраля 1961 года загадочный советский спутник транслировал человеческое сердцебиение, которое затем перестало прослушиваться (по некоторым данным, это была капсула с космонавтами). В начале апреля 1961 года летчик Владимир Юшин облетел три раза Землю, но потерпел аварию при возвращении на космодром. В середине мая 1961 года в Европе были приняты слабые сигналы с просьбой о помощи, очевидно, космического корабля с двумя космонавтами. 14 октября 1961 года групповой космический корабль сошел с курса и пропал в космическом пространстве. В ноябре 1962 года итальянские радиолюбители обнаружили сигналы гибнущего космического корабля. Некоторые полагают, что это был Белоконев. 19 ноября 1963 года второй полет женщины в космос закончился трагически. По меньшей мере один космонавт погиб в апреле 1964 года, согласно данным итальянских радиокоротковолновиков, которые приняли сигналы бедствия. Уже после пожара на «Апполоне-1» в 1967 году (погибли три астронавта) американские разведывательные службы получили информацию о пяти советских космических полетах, закончившихся катастрофой, и о шести авариях с жертвами на Земле.

Читайте также: Гибель подводной лодки Курск

Какие можно сделать выводы из этих сообщений? Нет дыма без огня. Может, не все они достоверны, но часть из них — правда. В советских СМИ никогда не было подтверждения этих инцидентов. Единственное, что удалось обнаружить — большое число советских кандидатов в космонавты действительно исчезли без следа. Можно лишь предполагать, какие обстоятельства явились причиной такого исчезновения. Впоследствии сообщалось о гибели некоторых из них, но эти смерти не были связаны с выполнением космических миссий.

Кто из космонавтов на фото?

В 1972 и 1973 годах было проведено глубинное изучение ряда пресс-информационных релизов советских СМИ прежних лет и найдено не менее 5-6 официально неизвестных лиц среди кандидатов в космонавты. Они исчезли в последующих пресс-релизах, вплоть до 1969 года. Потом, некоторые снова появились на фото в 1971 и 1972 годах (посвященных 10-ой годовщине полета Ю. Гагарина). Среди них и упоминавшаяся в начале статьи фотография шести первых космонавтов, сделанная на отдыхе в Сочи. В более поздних изданиях с этих же самых фото некоторые лица исчезли, сделано это было «топорно»: в публикациях д ля иностранных читателей они были, а для советских их не было.

К их числу относится и фото «сочинской шестерки» с Г. Нелюбовым. Спустя несколько лет (после 1973 г.) английский исследователь Рекс Холл нашел две версии еще одной фотографии, сделанной в тот же день (группа из 16 космонавтов). Во второй версии их осталось только 11. Исчезли Григорий Нелюбов, Иван Аникеев, Валентин Филатьев, Марк Рафиков, Дмитрий Заикин, а также инструктор по парашютному делу Никитин, который впоследствии погиб во время прыжка.

Первое фото («сочинская группа из 16») Холл обнаружил в одной из советских книг по космонавтике. Потом оно было помещено в качестве иллюстрации к статье Голованова в «Известиях». Эти «исчезнувшие космонавты» в первой версии фото не назывались пофамильно, так что автор условно далим кодовые обозначения XI, Х2… Фотографии лиц людей потом были опубликованы под этими кодовыми знаками в последующих работах автора, начиная с 1973 года.

Обращаем Ваше внимание прежде всего на Х2. Он был изъят также из фото «сочинской шестерки». Судя по фото и тексту, он, видимо, был тесно связан с полетом Гагарина .В текстах случайно упоминается его имя «Григорий». Вероятно, это был Нелюбов. В 1986 году, когда появилось в «Известиях» фото Бондаренко, стало ясно он был под кодом Х7 в материалах Холла.

В 1977 году вышла в свет публикация одного из пионеров космонавтики Георгия Шонина, в которой он говорил о восьми летчиках, отчисленных и гpyппы космонавтов 1960 года. Спустя 9 лет Голованов назвал их пофамильно. В книге же Шонина дается только краткое упоминание о том, что они были отчислены из группы по разным причинам (медицинские, успеваемость, дисциплинарные проступки и др.). При этом создается впечатление, что все они ушли зи группы живыми. Шонин даже дает краткий портрет-характеристику «молодого Валентина Бондаренко» без всякого намека на происшедшую трагедию. По-видимому, эта информация не случайна, это был ответ на повышенный интерес Запада к судьбе исчезнувших космонавтов.

К тому времени, когда в 1980 году вышла в свет в книга «Красная звезда на орбите» правдивость сведений, опубликованных Шониным, оказалась под большим сомнением. После того, как была раскрыта подделка фотографии «сочинской шестерки», официальные лица в советской прессе сделали ювелирную работу по восстановлению своего реноме. Они отретушировали оригинальное фото (опубликованное в Москве в 1972 году) и на месте исчезнувших космонавтов сделали «задний план».

 

В двух новых версиях фото (опубликованых в 1982 г.) уже дан новый фон.

Традиционная советская секретность не исчезла до сих пор. Cоветы по-прежнему отрицают возможность смертей других космонавюв после гибели Бондаренко. Но этому трудно верить. В Хьюстоне побывал Шаталов (подготовка миссии «Союз»-«Апполон»), который рассказывал в 1973 году своим американским коллегам о смерти шести или восьми (он не был уверен в числе погибших) кандидатов в космонавты.

Одна из советских женщин — членов советской делегации (1973 г.) в НАСА поведала американским сотрудникам, что она вдова космонавта Анатолия Токова, который погиб в 1967 году во время подготовки к космическому полету.

В середине 1960-х годов были достоверные сообщения о гибели космонавта во время прыжка с парашютом и еще об одной смерти в автомобильной катастрофе. Тот же информатор сообщил об отстранении oт космической программы группы советских кандидатов в космонавты за пьянку. Вероятно, эта информация относилась к Нелюбову.

Когда писатель Михаил Кашутн направил запрос в ЦРУ (для получения официального документа об отсутствии в рукописи его книги «Гибель космонавтов» секретных сведений), ему не дали разрешения на публикацию этих данных, однако ЦРУ предоставило ему дополнительные сведения из своих банков данных — даты девяти известных ЦРУ катастроф.

Один из докладов относился к 6 апреля 1965 года (вскоре после выхода в космос «Восхода-2»); три документа — к трагедии с «Союзом-1» в апреле 1967 года, два следующих инцидента датированы тем же годом, но позже. Еще три документа относились к 1973-1975 годам. Однако полностью содержание этих документов пока ЦРУ нераскрыто.

Почему Кремль молчит?

Трагедия Бондаренко 1961 года повторилась в январе 1967 года на мысе Кеннеди, когда при аналогичных обстоятельствах в камере, перенасыщенной кислородом, сгорели три астронавта из программы «Апполон». Знай американцы обстоятельства гибели Бондаренко, возможно, не было бы у них той трагедии (на «Апполоне-1» в камере также находились огнеопасные материалы. В такой атмосфере, богатой кислородом, здесь тоже не была предусмотрена система быстрого снижения давления). Хрущев говорил, что подобной информацией нужно обмениваться. В частности, после гибели «Союза-11» он сказал: «Американцы должны все же знать, что произошло… ведь они тоже исследуют космос». Однако он этого не сделал в 1961 году, хотя имел шанс подтвердить на деле свои политические установки. Возможно, он сожалел об этом впоследствии. Его же политические преемники по-прежнему продолжали скрывать проблемы и трудности космических полетов.

Так, в 1965 году во время полета «Восхода-2» при выходе в открытое пространство космонавт чуть не погиб из-за того, что оказалось сложно удержаться снаружи корабля. Советы не предупредили об этом своих американских коллег. Только спустя около 10 лет в разговоре с западными журналистами члены команды «Восхода-2» рассказали обо всех перипетиях полета.

В середине 1966 года американский астронавт чуть не потерялся в космосе, столкнувшись с такими же непредвиденными обстоятельствами. Даже в конце 1985 года, когда у космонавта Васютина на орбите развилась тяжелая инфекция. Советы не захотели сообщить американцам диагноз. Правда, какую-то часть своих неудач в космосе Советы публично признали. В апреле 1967 года погиб Владимир Комаров: не раскрылся парашют, когда «Союз» спускался на Землю.

Несколько лет спустя Виктор Евсиков (русский инженер, участвовавший в разработке теплоизоляционного покрытия корабля системы «Союз», впоследствии эмигрировал в США) написал в своих воспоминаниях: «Некоторые запуски делались исключительно с пропагандистскими целями, в том числе и полет Комарова (ко Дню международной солидарности трудящихся). …По мнению проектного бюро, космический аппарат («Союз») еще не был окончательно доработан. Требовалось больше времени для отработки надежности его управления. Четыре предыдущих пробных запуска вскрыли неполадки в координации, температурном контроле и в парашютной системе… Ни одно из предварительных испытаний не прошло гладко. Во время первого испытания сгорела наружная обшивка при спуске. Модуль был в значительной степени поврежден. Три другие неудачи связаны с разными техническими причинами: отказала система контроля температуры, автоматический контроль реактивных двигателей, сгорели стропы парашютов». «Ходили слухи, утверждает Евсиков, — что Василий Мишин, который возтлавил эту программу после смерти Королева в 1966 году, возражал против этого запуска». Однако запуск был все же произведен. Предсмертные крики Комарова зафиксировали американские наблюда тельные станции. Он знал о своей обреченности, еще будучи на орбите, и американцы записали все его душераздирающие разговоры с женой, с Косыгиным, а также со своими друзьями из группы космонавтов.

Когда начался смертельный спуск корабля на Землю, он только отметил нарастание температуры, после чего были слышны лишь его стоны и похоже, плач. Все эти объективные данные плохо согласуются с тем, что официально сообщалось о катастрофе «Союза-I». Серьезные проблемы начались сразу же после запуска. В один из моментов Комаров выругался: «Дьявольская машина. Ничто не поддается управлению!». Когда он пытался направить свою кабину на вход в атмосферу (к Земле), это ему в конце концов удалось. Корабль снижался в крайнем северо-западном районе СССР, который не был достижим дпя американских наблюдательных станций.

По официальной версии, у космонавта не раскрылся парашют. Но этого сам пилот не мог видеть. В апреле 1987 года (это уже при гласности!) Советы проигнорировали 20-ю годовшину гибели Комарова. Полная правда об обстоятельствах смерти Комарова так и не была раскрыта.

Трагический спуск

В январе 1970 года умер естественной смертью советский космонавт Павел Беляев. По различным данным, он готовился в качестве командира экипажа программы полета на Луну. Она до сих пор не состоялась. Официальная причина смерти — перитонит после операции в связи с кровоточащей язвой желудка. Как мог погибнуть такой человек от такой несложной операции?

30 июня 1971 года во время спуска на Землю погибли три космонавта «Союза-ll». В СССР был объявлен государственный траур. В конце концов все превратилось в пропагандистскую кампании о лидирующей роли СССР в космических полетах и неизбежного риска. Во время миссии «Союз»-«Апполон» советские инженеры рассказали американцам о том, что причиной гибели космонавтов была утечка воздуха.

Власти не считали нужным информировать советских людей об этом. Так же как и о причине увольнения генерала Николая Каманина, возглавлявшего до катастрофы советскую космическую программу. 5 апреля 1975 года в момент старта аппарата был аварийно прерван запуск в Алтайских горах двух космонавтов Василия Лазарева и Олега Макарова. Они оба пережили падение, а затем еще аппарат скатывался, переворачиваясь, по склону горы, пока наконец не остановился. Они спаслись чудом.

Руководитель полета Виктор Блаюв подробно описывает прерванный полет «Союза-33» весной 1979 года, когда корабль (команда из двух космонавтов) почти уже вышел на орбиту. Взорвался основной двигатель космического корабля, и специалисты боялись, что поврежден запасной (страховой) двигатель. На борту тогда находился болгарин Георгий Иванов (как второй пилот). Серия подобных публикаций внезапно прервалась после смерти Андропова. Во времена К. Черненко о ЧП в космосе предпочитали молчать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *